236022, г. Калининград
ул. Комсомольская 31

тел: (4012) 956684
тел: (4012) 954261

Постановление от 05 октября 2016 года №7-П

ИМЕНЕМ КАЛИНИНГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

Уставного Суда Калининградской области

по делу о соответствии Уставу (Основному  Закону) Калининградской области пункта 1 статьи 25, пункта 5 статьи 90 Уставного закона Калининградской области от 2 октября 2000  года № 247 «Об Уставном Суде Калининградской области»

город  Калининград                                                                                          5 октября 2016 года

   Уставный Суд Калининградской области в составе: председательствующего - председателя Ю.М. Сафонова, судей                    А.В. Кузнецова, В.М. Фролова,

   с участием представителей:

  заявителя - депутата Калининградской областной Думы пятого созыва В.Ю. Соловьева, - C.И. Синицыной,

- Калининградской областной Думы как органа, принявшего правовой акт, подлежащий проверке, - В.В. Корсаковой,

- Губернатора Калининградской области как должностного лица, подписавшего правовой  акт,  положение которого подлежит проверке, -   А.А. Красовского,

   руководствуясь подпунктом 2 пункта 3 статьи 52 Устава (Основного Закона) Калининградской области, подпунктом 1 пункта 3 статьи 4,   статьями 36, 83, 84, 85, 86 Уставного закона Калининградской области      «Об Уставном Суде Калининградской области»,

   рассмотрел в открытом судебном заседании дело о соответствии Уставу  (Основному Закону) Калининградской области пункта 1 статьи 25, пункта 5 статьи 90 Уставного закона Калининградской области от 2 октября 2000  года № 247 «Об Уставном Суде Калининградской области» (далее - Уставный закон Калининградской области № 247).

   Поводом к рассмотрению дела явилось обращение депутата Калининградской областной Думы пятого созыва В.Ю. Соловьева.

   Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствуют ли пункт 1 статьи 25, пункт 5 статьи 90 Уставного закона Калининградской области № 247 Уставу (Основному Закону) Калининградской области.

   Заслушав сообщение судьи - докладчика А.В. Кузнецова, выступления  представителей сторон: С.И. Синицыной,  В.В. Корсаковой,                          А.А. Красовского, приглашенного в судебное заседание представителя прокуратуры Калининградской области С.В. Рыбина, исследовав представленные документы и материалы дела, Уставный Суд Калининградской области

установил:

  1. В Уставный Суд 14 января 2016 года поступило обращение депутата Калининградской областной Думы пятого созыва В.Ю. Соловьева (далее - заявитель) о соответствии Уставу (Основному Закону) Калининградской области пункта 1 статьи 25, пункта 5 статьи 90 Уставного закона Калининградской области № 247.

   11 апреля и 29 сентября 2016 года Уставным Судом получены дополнения к обращению.

   Согласно оспариваемым положениям Уставного закона Калининградской области № 247 для решения вопросов приостановления и прекращения полномочий судей Уставного Суда, а также решения других вопросов, отнесенных к компетенции квалификационных коллегий судей, образуется квалификационная коллегия судей Уставного Суда (пункт 1 статьи 25). До вступления в силу федерального закона, устанавливающего порядок организации и деятельности квалификационных коллегий судей конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации, функции квалификационной коллегии Уставного Суда осуществляет Уставный Суд на своих заседаниях (пункт 5 статьи 90).

   Заявитель считает, что оспариваемые им нормы противоречат  положениям Конституции Российской Федерации, Федерального конституционного  закона «О судебной  системе Российской Федерации»,  Федерального закона «Об органах судейского сообщества в Российской Федерации», Закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации», Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов  Российской  Федерации», которые  не предусматривают существование квалификационной коллегии судей Уставного Суда Калининградской области, а также противоречат выводам решения Санкт-Петербургского городского суда от 27 января 2005 года       № 3-55/2005 года, в силу чего не могут соответствовать Уставу (Основному Закону)  Калининградской области в части содержания норм.

   Учитывая изложенное, заявитель просит признать пункт 1 статьи 25, пункт 5 статьи 90 Уставного закона Калининградской области № 247 не  соответствующими статье 1, пункту 1 статьи 2, подпункту 3 пункта 1     статьи 7, пункту 3 статьи 43 Устава (Основного Закона) Калининградской области.

   В ходе судебного заседания     представитель заявителя С.И. Синицына поддержала изложенную в обращении правовую позицию депутата Калининградской областной Думы пятого созыва В.Ю. Соловьева.

   Представитель Калининградской областной Думы В.В. Корсакова в судебном заседании поддержала позицию, изложенную в письменном отзыве, направленном в Уставный Суд. Полагает, что пункт 1 статьи 25, пункт 5 статьи 90 Уставного закона Калининградской области № 247 не содержат противоречий федеральному законодательству и Уставу (Основному Закону) Калининградской области.

   Представитель Губернатора Калининградской области А.А.Красовский в судебном заседании поддержал позицию, изложенную в письменном отзыве. Считает, что оспариваемые нормы Уставного закона Калининградской области № 247 приняты в рамках предписаний федерального законодательства и ему не противоречат,  и  просит Уставный Суд признать положения пункта 1 статьи 25, пункта 5 статьи 90 Уставного закона Калининградской области № 247 соответствующими Уставу (Основному Закону) Калининградской области.

   Представитель прокуратуры Калининградской области С.В. Рыбин в ходе судебного заседания поддержал позицию прокуратуры Калининградской области, изложенную в письме в Уставный Суд, которая заключается в том, что федеральным законодательством не предусмотрены возможность  создания квалификационных коллегий судей конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации и возложение их функций на конституционные (уставные) суды. Считает, что пункт 1     статьи 25,  пункт 5 статьи 90 Уставного  закона   Калининградской      области № 247 не соответствуют федеральному законодательству  и противоречат  Уставу (Основному Закону) Калининградской области.

   В соответствии с пунктом 2 статьи 70 Уставного закона Калининградской области № 247 Уставный Суд принимает постановление по делу только по предмету, указанному в обращении, и лишь в отношении той части акта, легитимность которой подвергается сомнению. При принятии решения Уставный Суд не связан основаниями и доводами, изложенными в обращении.

  1. В соответствии с подпунктом 3 пункта 1 статьи 7 Устава (Основного Закона) Калининградской области на территории области признается верховенство Конституции Российской Федерации и федеральных законов.

   Конституция Российской Федерации относит к совместному ведению Российской Федерации и субъектов Российской Федерации установление общих принципов организации системы органов государственной власти (подпункт «н» пункта 1 статьи 72).

   Согласно частям 2 и 5 статьи 76 Конституции Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации издаются федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации. Законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации не могут противоречить федеральным законам, принятым по предметам совместного ведения.

   Федеральным  конституционным  законом  от  31 декабря  1996  года    № 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» (далее - Федеральный конституционный закон № 1-ФКЗ) в порядке реализации компетенции Российской Федерации установлено, что в Российской Федерации действуют федеральные суды, конституционные (уставные) суды и мировые судьи субъектов Российской Федерации, составляющие судебную систему Российской Федерации; конституционные (уставные) суды субъекта Российской Федерации являются не федеральными судами, а судами субъектов Российской Федерации и потому создаются и упраздняются законами субъектов Российской Федерации (части 2, 4 статьи 4, часть 2 статьи 17, часть 1 статьи 27).

   Вопрос проверки соответствия Уставу (Основному Закону) Калининградской области положений Уставного закона Калининградской области № 247 уже был предметом рассмотрения Уставного Суда (Постановления от 9 ноября 2015 года  № 10-П, от 12 августа 2016 года        № 5-П), который установил, что Уставный  закон Калининградской области № 247 принят Калининградской областной Думой в пределах полномочий, установленных федеральным законодательством и Уставом (Основным Законом) Калининградской области.

  1. Согласно положениям Федерального конституционного закона  № 1-ФКЗ единство судебной системы Российской Федерации обеспечивается путем законодательного закрепления, в том числе единства статуса судей (статья 3). Все судьи в Российской Федерации обладают единым статусом и различаются между собой только полномочиями и компетенцией. Особенности правового положения отдельных категорий судей определяются федеральными законами, а в случаях, ими предусмотренных, - также и законами субъектов Российской Федерации (статья 12).

   Аналогичные положения закреплены в статье 2 Закона Российской Федерации от 26 июня 1992 года № 3132-1 «О статусе судей в Российской Федерации» (далее - Закон Российской Федерации № 3132-1).

   В настоящее время нет федерального закона, определяющего особенности правового положения судей конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации.

   С  учетом   этого  приведенные нормы федерального законодательства свидетельствуют о том, что отдельные элементы статуса судей конституционных (уставных) судов могут быть определены законами субъектов Российской Федерации в части, не противоречащей требованиям федеральных законов.

    Согласно абзацу первому статьи 2 Федерального закона от 6 октября 1999 года № 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» (далее - Федеральный закон № 184-ФЗ) систему органов государственной власти субъекта Российской Федерации составляют: законодательный (представительный) орган государственной власти субъекта Российской Федерации; высший исполнительный орган государственной власти субъекта Российской Федерации; иные органы государственной власти субъекта Российской Федерации, образуемые в соответствии с конституцией (уставом) субъекта Российской Федерации.

    Таким образом, Уставный Суд Калининградской области создан в рамках компетенции Калининградской области в соответствии с Уставом (Основным Законом) Калининградской области, входит в систему органов государственной власти Калининградской области,  является судебным органом государственной власти Калининградской области (статья 51,   пункт 1 статьи 52 Устава (Основного Закона) Калининградской области).

   Конституционный Суд Российской Федерации, рассматривая вопросы, касающиеся правового статуса конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации и их судей, и подтверждая правомочие субъектов Российской Федерации создавать собственные конституционные (уставные) суды, в своих решениях неоднократно указывал, что порядок организации и деятельности таких судов, являющихся судами субъектов Российской Федерации, в силу статьи 72 (пункты «б», «н» части 1) Конституции Российской Федерации и на основе федеральных законоположений самостоятельно определяется субъектом Российской Федерации в его конституции (уставе) и законах (определения от 12 марта 1998 года № 32-О, от 9 апреля 2002 года № 71-О, от 7 февраля 2003 года № 46-О, от 4 декабря 2003 года № 428-О).

   Также Конституционный Суд Российской Федерации указал, что в отсутствие специального федерального закона, регламентирующего правовое положение (статус) судей конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации, на них распространяются те предписания Закона Российской Федерации № 3132-1, в том числе устанавливающие основания и порядок прекращения полномочий судьи, которые адресованы непосредственно им, а также другие предписания, если они по смыслу соответствующих норм согласуются с особенностями правовой природы конституционных (уставных) судов, как органов государственной власти субъектов Российской Федерации, осуществляющих конституционный (уставный) контроль, а также их статусом и полномочиями, определенными конституциями (уставами) и законами субъектов Российской Федерации (Определение от 27 декабря 2005 года № 491- О).

   Реализуя с учетом федерального регулирования собственные полномочия по организации деятельности Уставного Суда Калининградской области, регулированию статуса его судей, законодатель Калининградской области установил в рамках указанного статуса, в том числе такие элементы, как приостановление и прекращение полномочий судьи Уставного Суда (статьи 26, 27 Уставного закона Калининградской области № 247) и иные элементы, аналогичные предусмотренным Законом Российской Федерации № 3132-1 (подпункт 11 пункта 3 статьи 3, пункт 11 статьи 6.1, статья 12.1, статьи 13, 14, 15).

  1. Федеральный закон от 14 марта 2002 года № 30-ФЗ «Об органах судейского сообщества в Российской Федерации» (далее - Федеральный закон № 30-ФЗ) определил органы судейского сообщества, к которым относятся, в том числе квалификационные коллегии судей субъектов Российской Федерации (пункт 2 статьи 3), и, как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 5 ноября 2003 года № 411-О, наделил их полномочиями в отношении судей в части назначения, оценки профессиональной деятельности и наложения взысканий (статья 19) и другими полномочиями.

   При этом квалификационные коллегии судей субъектов Российской Федерации рассматривают вопросы, отнесенные к их компетенции федеральными конституционными законами, федеральными законами, и принимают мотивированные решения в отношении судей верховных судов республик, краевых, областных судов, судов городов федерального значения, суда автономной области и судов автономных округов, арбитражных судов субъектов Российской Федерации, мировых судей, судей районных судов (в том числе председателей и заместителей председателей районных судов), а в случаях, предусмотренных нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации, - в отношении судей конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации (пункт 1 статьи 19).

  Таким образом, федеральный законодатель не распространяет компетенцию квалификационных коллегий судей субъектов Российской Федерации на судей конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации в безусловном порядке, отдавая этот вопрос на усмотрение самих субъектов Российской Федерации, что не отменяет обязанность субъектов Российской Федерации определить механизм решения в отношении судей конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации тех вопросов, которые в отношении федеральных судей и мировых судей решаются квалификационной коллегией судей субъекта Российской Федерации.

     Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от           27 декабря 2005 года № 491-О указал, что положения пункта 1 статьи 19 Федерального закона «Об органах судейского сообщества в Российской Федерации», допускающие, что при установлении субъектом Российской Федерации особенностей порядка и оснований прекращения полномочий судьи конституционного (уставного) суда субъекта Российской Федерации не предусматривается участие в данном процессе квалификационной коллегии судей субъекта Российской Федерации, не могут рассматриваться как противоречащие статьям 71 (пункт «о»), 118 (часть 3), 120 (часть 1) и         121 (часть 2) Конституции Российской Федерации, поскольку возможность установления субъектами Российской Федерации такого регулирования обусловлена особенностями правовой природы конституционных (уставных) судов как органов государственной власти субъектов Российской Федерации.

   Исходя из изложенного, принятие нормативных правовых актов, предписывающих возложение на квалификационные коллегии судей субъектов Российской Федерации рассмотрение вопросов в отношении судей конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации и принятие по ним мотивированных решений, является правом, а не обязанностью субъекта Российской Федерации.

   Законодателем Калининградской области в рамках предоставленной ему пунктом 1 статьи 19 Федерального закона № 30-ФЗ дискреции не предусмотрено рассмотрение квалификационной коллегией судей Калининградской области вопросов, отнесенных к ее компетенции федеральными конституционными законами, федеральными законами, и принятие мотивированных решений в отношении судей Уставного Суда Калининградской области.

   Пунктом 1 статьи 25 Уставного закона Калининградской области № 247 установлено, что такие вопросы, как приостановление и прекращение полномочий судей Уставного Суда, а также иные вопросы, отнесенные к компетенции квалификационных коллегий судей, решаются квалификационной коллегией судей Уставного Суда Калининградской области (решения по аналогичным вопросам в отношении федеральных судей и мировых судей согласно подпункту 11 пункта 3 статьи 3, пункту 11 статьи 6.1, пункту 7 статьи 12.1, статьям 13, 14, 15 Закона Российской Федерации № 3132-1 принимаются квалификационными коллегиями судей).

   Исходя из содержания пункта 1 статьи 25 Уставного закона Калининградской области № 247, квалификационная коллегия судей Уставного Суда не является органом судейского сообщества и по своим признакам (порядку формирования, составу, порядку деятельности) не может сопоставляться с предусмотренными Федеральным законом № 30 - ФЗ квалификационными коллегиями, которые входят в единую систему органов судейского сообщества в Российской Федерации.

   Согласно положениям статьи 12 Федерального конституционного закона № 1-ФКЗ, статьи 3, пункта 1 статьи 19 Федерального закона № 30-ФЗ в их взаимосвязи, а также с учетом вышеприведенных позиций Конституционного Суда Российской Федерации Уставный Суд приходит к выводу, что, устанавливая исчерпывающий перечень органов судейского сообщества, Федеральный закон № 30-ФЗ не исключает право органов государственной власти субъекта Российской Федерации законодательно предусматривать и формировать иные аналогичные по функциям органы, не являющиеся органами судейского сообщества в Российской Федерации, в целях решения вопросов приостановления и прекращения полномочий судьи конституционного (уставного) суда субъекта Российской Федерации, а также решения других вопросов, отнесенных к компетенции соответствующих квалификационных коллегий судей.

   Таким образом, пункт 1 статьи 25 Уставного закона Калининградской области № 247 не содержит норм, регулирующих отношения, связанные с формированием и деятельностью органов судейского сообщества в Российской Федерации, следовательно, не нарушает требований Федерального закона № 30-ФЗ  и не противоречит Уставу (Основному Закону) Калининградской области.

  1. Согласно Конституции Российской Федерации установление общих принципов организации системы органов государственной власти находится в совместном ведении Российской Федерации (пункт «н» части 1 статьи 72); по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации издаются федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации (часть 2 статьи 76). Из этих конституционных установлений следует, что субъекты Российской Федерации вправе принимать собственные законы, если они не противоречат федеральным законам, регулирующим те же правоотношения.

   При отсутствии соответствующего федерального закона субъект Российской Федерации вправе осуществить собственное правовое регулирование, что следует из смысла статей 72, 76 (часть 2) и 77 (часть 1) Конституции Российской Федерации и вытекает из природы совместной компетенции.

   Указанные положения нашли свое подтверждение в Федеральном законе № 184-ФЗ, согласно пункту 2 статьи 3 которого субъекты Российской Федерации вправе осуществлять собственное правовое регулирование по предметам совместного ведения до принятия федеральных законов.

   С принятием соответствующего федерального закона закон субъекта Российской Федерации подлежат приведению в соответствие с ним. Данная правовая позиция нашла отражение в постановлениях Конституционного Суда Российской Федерации от 30 ноября 1995 года № 16-П и от 1 февраля 1996 года № 3-П в связи с запросами Калининградской областной Думы и Администрации Читинской области, а также в ряде других решений, сохраняющих свою силу.

  Согласно пункту 5 статьи 90 Уставного закона Калининградской области № 247 до вступления в силу федерального закона, устанавливающего порядок организации и деятельности квалификационных коллегий судей конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации, функции квалификационной коллегии Уставного Суда осуществляет Уставный Суд на своих заседаниях.

 Федеральный закон, устанавливающий порядок организации  и деятельности квалификационных коллегий судей конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации, в настоящее время отсутствует, таким образом, положения пункта 1 статьи 25 Уставного закона Калининградской области № 247 в части образования квалификационной коллегии судей Уставного Суда в настоящий момент не применяются.

    Как следует из позиции Конституционного Суда Российской Федерации (Определение от 27 декабря 2005 года № 491-О), законодатель субъекта Российской Федерации вправе избрать ту или иную организационную модель конституционной юстиции в части определения порядка прекращения полномочий судей конституционного (уставного) суда, ориентируясь, в том числе и на нормы Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации».

  В отсутствие прямого законодательного урегулирования вопроса о наделении квалификационной коллегии судей Калининградской области соответствующими полномочиями по принятию решений в отношении судей Уставного Суда и до вступления в силу федерального закона, устанавливающего порядок организации и деятельности квалификационных коллегий судей конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации, избранный порядок решения вопросов приостановления и прекращения полномочий судей Уставного Суда, а также решения других вопросов, связанных со статусом судей Уставного Суда, путем их рассмотрения Уставным Судом на своих заседаниях и принятия по ним решений, не вступает в противоречие с положениями федерального законодательства, согласуется с порядком решения подобных вопросов в отношении судей Конституционного Суда Российской Федерации, определенным статьями 17, 18, 19, 21 Федерального конституционного закона  «О Конституционном Суде Российской Федерации», который является аналогичным.

   Образование и деятельность квалификационной коллегии судей Уставного Суда согласно нормам пункта 1 статьи 25 и пункта 5 статьи 90 Уставного закона Калининградской области № 247 в их взаимосвязи предусматривается только после вступления в силу федерального закона, устанавливающего порядок организации и деятельности квалификационных коллегий судей конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации, то есть при наличии установленных указанным федеральным законом соответствующих полномочий субъекта Российской Федерации по законодательному регулированию соответствующих квалификационных коллегий, их формированию и деятельности, что соответствует федеральному законодательству.

   Таким образом, Уставный Суд приходит к выводу, что положения пункта 1 статьи 25 и пункта 5 статьи 90 Уставного закона Калининградской области № 247 об образовании  квалификационной коллегии судей Уставного Суда и наделении Уставного Суда полномочием по осуществлению функций квалификационной коллегии Уставного Суда на своих заседаниях до вступления в силу федерального закона, устанавливающего порядок организации и деятельности квалификационных коллегий судей конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации, не противоречат требованиям федерального законодательства и не находит оснований для признания оспариваемых положений не соответствующими Уставу (Основному Закону) Калининградской области.

     На основании изложенного и руководствуясь подпунктом 2 пункта 3 статьи 52 Устава  (Основного Закона) Калининградской  области, подпунктом 1 пункта 3 статьи 4, статьей 7, статьями 68, 69, 70, 71, 74, 75, 83, 84, 85, 86  Уставного закона Калининградской области «Об Уставном Суде Калининградской области», Уставный Суд Калининградской области

постановил:

  1. Признать пункт 1 статьи 25, пункт 5 статьи 90 Уставного закона Калининградской области от 2 октября 2000 года № 247 «Об Уставном Суде Калининградской области» соответствующими Уставу (Основному Закону) Калининградской области.
  1. Настоящее Постановление окончательно и обжалованию не подлежит.
  1. Настоящее Постановление подлежит опубликованию в порядке, установленном законодательством Калининградской области.

Уставный Суд

Калининградской области

№  7 - П