236022, г. Калининград
ул. Комсомольская 31

тел: (4012) 956684
тел: (4012) 954261

Постановление от 29 июня 2016 года №2-П

 

ИМЕНЕМ КАЛИНИНГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

Уставного Суда Калининградской области

 

по делу о соответствии Уставу (Основному Закону) Калининградской области абзаца первого пункта 1 статьи 7 Закона Калининградской области от 19 мая 2000 года № 202 «О порядке назначения и деятельности мировых судей в Калининградской области» (в редакции Закона Калининградской области от 21 октября 2015 года № 458)

 

город Калининград                                                                         29 июня 2016 года

 

         Уставный Суд Калининградской области в составе: председательствующего     -     председателя        Ю.М. Сафонова,           судей  

А.В. Кузнецова, В.М. Фролова, 

         с участием:

          - заявителя - депутата Калининградской областной Думы пятого созыва В.Ю. Соловьёва,

представителей:

          - заявителя - депутата Калининградской областной Думы пятого созыва В.Ю. Соловьёва – С.И. Синицыной,

- Калининградской областной Думы как органа, принявшего правовой акт, положение которого подлежит проверке, -    Д.А.Темницкой,

- Губернатора Калининградской области как должностного лица, подписавшего правовой  акт,  положение которого подлежит проверке, - Е.Ю. Горы,

руководствуясь подпунктом 2 пункта 3 статьи 52 Устава (Основного Закона) Калининградской области, подпунктом 1 пункта 3 статьи 4,            статьями 36, 83, 84, 85, 86 Уставного закона Калининградской области            «Об Уставном Суде Калининградской области»,

рассмотрел в открытом судебном заседании дело о соответствии Уставу (Основному Закону) Калининградской области  абзаца первого пункта 1 статьи 7 Закона  Калининградской  области  от  19 мая   2000  года № 202 «О порядке назначения и деятельности мировых судей в Калининградской области» (в редакции Закона Калининградской области от 21 октября 2015 года № 458).

Поводом к рассмотрению дела явилось обращение депутата Калининградской областной Думы пятого созыва В.Ю. Соловьёва.

Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствует ли Уставу (Основному Закону) Калининградской области абзац первый пункта 1 статьи 7 Закона Калининградской области от 19 мая 2000 года № 202 «О порядке назначения и деятельности мировых судей в Калининградской области» (в редакции Закона Калининградской области от 21 октября 2015 года № 458).

Заслушав сообщение судьи-докладчика Ю.М. Сафонова, выступления заявителя – депутата Калининградской областной Думы пятого созыва В.Ю. Соловьёва,  представителей  сторон:  С.И. Синицыной,  Д.А. Темницкой, Е.Ю. Горы, исследовав представленные документы и материалы дела, Уставный Суд Калининградской области

 

У С Т А Н О В И Л:

 

  1. В Уставный Суд 25 ноября 2015 года поступило обращение в форме запроса от депутата Калининградской областной Думы пятого созыва Соловьёва Валерия Юрьевича (далее - заявитель) о соответствии Уставу (Основному Закону) Калининградской области абзаца первого пункта 1 статьи  7  Закона  Калининградской  области  от  19  мая  2000  года   № 202 «О порядке назначения и деятельности мировых судей в Калининградской области» в редакции Закона Калининградской области от 21 октября 2015 года № 458 (далее – Закон Калининградской области № 202), которым предусмотрено, что мировые судьи назначаются на должность областной Думой при наличии положительного решения квалификационной коллегии судей о рекомендации кандидатом на должность мирового судьи, принятого в  соответствии  со статьей 5 Закона  Российской  Федерации  от 26 июня 1992 года № 3132-1 «О статусе судей в Российской Федерации» (далее – Закон Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации»), и поступившего в областную Думу.

21 декабря 2015 года, 24 июня 2016 года заявителем представлены письменные дополнения к обращению.

По мнению заявителя, отсутствие в оспариваемой норме Закона Калининградской области № 202 нормативных предписаний, устанавливающих в соответствии с законодательством Российской Федерации процедуру представления в Калининградскую областную Думу кандидатов для назначения на должность мирового судьи, является коррупциогенным фактором, оказывает непосредственное влияние на реализацию гражданами конституционного права на судебную защиту и ведет к нарушению конституционных гарантий государственной, в том числе судебной защиты прав, свобод и законных интересов граждан Калининградской области, не отвечает требованиям определенности, точности, ясности, недвусмысленности правовой нормы, влечет за собой произвольность толкования и реализации в Калининградской области положений федерального законодательства в части порядка назначения на должность мировых судей.

В обоснование своей правовой позиции заявитель ссылается на положения Конституции Российской Федерации, Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации», Федерального конституционного закона «О судах общей юрисдикции в Российской Федерации», Федерального закона «О мировых судьях в Российской Федерации», Закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации», Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации», Устава (Основного Закона) Калининградской области.

Заявитель просит признать положение абзаца первого пункта 1 статьи 7 Закона Калининградской области № 202 в той мере, в какой им в соответствии с полномочиями по установлению порядка назначения мировых судей, представленными федеральным законодательством субъекту Российской Федерации, не урегулирована процедура представления в Калининградскую областную Думу кандидатов для назначения на должность мирового судьи, не соответствующим подпунктам 1, 3 пункта 1 статьи 7, пунктам 1, 3 статьи 15 Устава (Основного Закона) Калининградской области.

В ходе судебного заседания заявитель - депутат Калининградской областной Думы пятого созыва В.Ю. Соловьёв  подтвердил в полном объеме изложенную в обращении и в дополнениях к обращению правовую позицию и указал на пробел правового регулирования в Законе Калининградской области от 19 мая 2000 года № 202  в вопросе, касающимся объявления об открытии вакансии мирового судьи в средствах массовой информации Калининградской области  с указанием времени и места приема заявлений от претендентов на должность мирового судьи на конкурсной основе в соответствии с требованиями Федерального закона «О мировых судьях в Российской Федерации».

Представитель заявителя С.И. Синицына поддержала изложенную в обращении и в дополнениях к обращению правовую позицию депутата Калининградской областной Думы пятого созыва В.Ю. Соловьёва. Указала на наличие пробела правового регулирования в Законе Калининградской области от 19 мая 2000 года № 202  в вопросе, касающимся объявления органами государственной власти Калининградской области об открытии вакансии мирового судьи в средствах массовой информации Калининградской области  с указанием времени и места приема заявлений от претендентов на должность мирового судьи на конкурсной основе в соответствии с требованиями Федерального закона «О мировых судьях в Российской Федерации».

Представитель Калининградской областной Думы Д.А. Темницкая в судебном заседании поддержала позицию, изложенную в письменном отзыве областной Думы, заключающуюся в том, что абзац первый пункта 1 статьи 7 Закона Калининградской области № 202 не содержит противоречий Уставу (Основному Закону) Калининградской области. Указала, что в соответствии с нормами федерального законодательства субъект Российской Федерации вправе самостоятельно устанавливать порядок назначения или избрания на должность мирового судьи. На мировых судей, входящих в единую судебную систему Российской Федерации и обладающих единым с другими судьями статусом,   распространяются    нормы    Закона     Российской   Федерации «О статусе судей в Российской Федерации».  Содержащееся  в абзаце первом пункта 1 статьи 7 Закона Калининградской области № 202 указание на наличие положительного заключения квалификационной коллегии судей Калининградской области в качестве условия назначения на должность мирового судьи позволяет при назначении кандидатов учитывать урегулированные федеральным законодательством вопросы отбора кандидатов на должность мирового судьи.

Представитель Губернатора Калининградской области Е.Ю. Гора поддержала позицию, изложенную в письменном отзыве, согласно которой оспариваемое заявителем положение абзаца первого пункта 1 статьи 7 Закона Калининградской области № 202 принято в рамках действующего законодательства. Отметила, что федеральным законодательством предусмотрены гарантии единого статуса судей, в том числе и единый порядок отбора кандидатов на должность судьи и порядок наделения судей полномочиями.  Указала,  что   статья   5  Закона   Российской  Федерации  «О статусе судей в Российской Федерации» в полной мере регулирует процедуру представления кандидатур на должность мирового судьи. С учетом действующего порядка представление о назначении на должность мировых судей Калининградской области направляется председателем Калининградского областного суда в Калининградскую областную Думу. Полагает, что органы государственной власти субъектов Российской Федерации не вправе устанавливать дополнительные полномочия по представлению кандидатов на должность мирового судьи  в законе субъекта Российской Федерации, поскольку это является превышением компетенции и может рассматриваться как коррупциогенный фактор.

В соответствии со статьей 70 Уставного закона Калининградской области «Об Уставном Суде Калининградской области» Уставный Суд принимает постановление по делу только по предмету, указанному в обращении, и лишь в отношении той части акта, легитимность которой подвергается сомнению. При принятии решения Уставный Суд не связан основаниями и доводами, изложенными в обращении.

 

  1. В соответствии с подпунктом 3 пункта 1 статьи 7 Устава (Основного Закона) Калининградской области на территории области признается верховенство Конституции Российской Федерации и федеральных законов.

Конституция Российской Федерации относит к ведению Российской Федерации как судоустройство (пункт «о» статья 71) и установление системы федеральных органов судебной власти, порядка их организации и деятельности (пункт «г» статьи 71), так и установление судебной системы Российской Федерации в целом, которое осуществляется исключительно Конституцией Российской Федерации и федеральным конституционным законом (часть 3 статьи 118).

В соответствии с пунктом «л» части 1 статьи 72 Конституции Российской Федерации кадры судебных органов находятся в совместном ведении Российской Федерации и  ее субъектов.

Согласно частям 2 и 5 статьи 76 Конституции Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации издаются федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации. Законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации не могут противоречить федеральным законам, принятым по предметам совместного ведения.

Мировые судьи согласно частям 2, 4 статьи 4, части 2 статьи 28  Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 года № 1-ФКЗ         «О судебной системе Российской Федерации» (далее – Федеральный конституционный закон № 1-ФКЗ) относятся к числу судов субъектов Российской Федерации, которые входят в единую судебную систему Российской Федерации, их полномочия и порядок деятельности устанавливаются как федеральным законодательством, так и законодательством субъекта Российской Федерации.

Принятый в развитие положений Федерального конституционного закона № 1-ФКЗ и закрепляющий основные принципы организации и деятельности  мировых  судей Федеральный закон  от 17 декабря 1998 года № 188-ФЗ «О мировых судьях в Российской Федерации» (далее – Федеральный закон № 188-ФЗ) определяет пределы компетенции субъектов Российской Федерации в регулировании деятельности мировых судей.

Согласно пункту 1 статьи 1 указанного закона полномочия, порядок деятельности мировых судей и порядок создания должностей мировых судей устанавливаются Конституцией Российской Федерации, Федеральным конституционным законом «О судебной системе Российской Федерации», иными федеральными конституционными законами, настоящим Федеральным законом и другими федеральными законами, а порядок назначения (избрания) и деятельности мировых судей устанавливается также законами субъектов Российской Федерации.

Таким образом, федеральный законодатель предоставил законодателю субъекта Российской Федерации полномочия по определению в соответствии с федеральными законами порядка назначения (избрания) и деятельности мировых судей.

Статья 51, пункты 2 и 3 статьи 53 Устава (Основного Закона) Калининградской области также предусматривают, что мировые судьи, входящие в единую судебную систему Российской Федерации, относятся к судам Калининградской области, полномочия и порядок деятельности мировых судей, порядок наделения их полномочиями устанавливаются федеральными законами и законом Калининградской области.

 С учетом изложенного, Закон Калининградской области № 202, регулирующий порядок назначения и деятельности мировых судей в Калининградской области, принят в пределах полномочий, установленных федеральным законодательством и Уставом (Основным Законом) Калининградской области.

 

  1. Согласно положениям   Федерального   конституционного  закона № 1-ФКЗ единство судебной системы Российской Федерации обеспечивается путем законодательного закрепления, в том числе единства статуса судей (статья 3). Все судьи в Российской Федерации обладают единым статусом и различаются между собой только полномочиями и компетенцией. Особенности правового положения отдельных категорий судей определяются федеральными законами, а в случаях, ими предусмотренных, - также и законами субъектов Российской Федерации (статья 12).  Аналогичные нормы закреплены в Законе Российской Федерации от 26 июня 1992 года № 3132-1 «О статусе судей в Российской Федерации».

Мировые судьи в Российской Федерации являются судьями общей юрисдикции субъектов Российской Федерации и входят в единую судебную систему Российской Федерации (пункты 2, 4 статьи 4 Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации», статья 1 Федерального закона «О мировых судьях в Российской Федерации»).

Порядок назначения мировых судей в рамках полномочий, предоставленных субъекту Российской Федерации статьей 6 Федерального закона «О мировых судьях в Российской Федерации», является частью единого процесса наделения судей полномочиями и не может противоречить действующему федеральному законодательству, устанавливающему единый статус судей.

Таким образом, на мировых судей, входящих в единую судебную систему Российской Федерации и обладающих единым с другими судьями статусом, в соответствии со статьей 5 Федерального закона № 188-ФЗ распространяются положения Закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации», статьи 5 и 6 которого устанавливают единый порядок отбора кандидатов на должность судьи и порядок наделения судей полномочиями.

Пунктом 9 статьи 5 Закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации» одним из элементов отбора кандидатов на должность судьи предусмотрено направление решения квалификационной коллегии судей о рекомендации гражданина на должность судьи председателю соответствующего суда, который в случае согласия с указанным решением вносит в установленном порядке представление о назначении рекомендуемого лица на должность судьи.

В случае несогласия с указанным решением председатель суда возвращает его для повторного рассмотрения в ту же квалификационную коллегию судей. Если при повторном рассмотрении квалификационная коллегия судей двумя третями голосов членов коллегии подтверждает первоначальное решение, то председатель суда обязан внести представление о назначении рекомендуемого лица на должность судьи.

Таким образом, федеральное законодательство предусматривает право, а при повторном положительном заключении квалификационной коллегии судей - и обязанность председателя соответствующего суда внести представление о назначении рекомендуемого лица на должность судьи, а поскольку мировые судьи обладают единым статусом судьи с федеральными судьями, такое представление председателем соответствующего суда вносится и в отношении лица, рекомендуемого на должность мирового судьи.

Исходя из  норм статьи 5 Закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации» должностным лицом, представляющим кандидатов для назначения на должность мирового судьи, является председатель соответствующего суда, а документом, необходимым для назначения рекомендуемого лица на должность судьи, является представление.

В определениях 6 марта 2003 года № 103-О и 8 июня 2004 года № 230-О Конституционный Суд Российской Федерации подтвердил, что мировые судьи действуют на основе Конституции Российской Федерации и федеральных законов и не могут рассматриваться в качестве самостоятельной системы судебной власти субъекта Российской Федерации, не входящей в судебную систему Российской Федерации.

Как указано в Определении Конституционного Суда Российской Федерации № 230-О, в соответствии со статьей 71 (пункт «о») Конституции Российской Федерации, согласно которой судоустройство относится к ведению Российской Федерации, и, исходя из принципа единства судебной системы, федеральный законодатель вправе определить перечень действующих в Российской Федерации судов, их правовой статус и компетенцию.

Вместе с тем в пределах, предусмотренных федеральным законодательством, каждый субъект Российской Федерации самостоятельно устанавливает порядок организации и материально-технического обеспечения деятельности мировых судей, который не относится к порядку назначения судей на должность.

Суждение, высказанное в данном Определении, о том, что ни Федеральным конституционным законом «О судебной системе Российской Федерации», ни Федеральным законом «О мировых судьях в Российской Федерации» субъекты Российской Федерации не лишены права участия в определении статуса мировых судей, подтверждает такое участие только в рамках федерального законодательства, которым определен единый порядок отбора кандидатов на должность судьи и порядок наделения судей полномочиями.

Нормами федерального законодательства не определены полномочия органов государственной власти субъектов Российской Федерации по регулированию вопросов отбора кандидатов на должности мировых судей, в том числе объявления об открытии вакансии мирового судьи в средствах массовой информации, представления кандидатов в законодательный орган.

Анализ оспариваемых положений статьи 7 Закона Калининградской области № 202  и сопоставление его с требованиями законодательства, имеющего большую юридическую силу, позволяет прийти к следующему выводу.

Как отмечалось ранее, статья 1  Федерального закона № 188-ФЗ, в соответствии с которой полномочия, порядок деятельности мировых судей и порядок создания должностей мировых судей устанавливается Конституцией Российской     Федерации,    Федеральным      конституционным    законом «О судебной системе Российской Федерации», иными федеральными конституционными законами, настоящим Федеральным законом, а порядок назначения (избрания) и деятельности мировых судей устанавливается законами субъектов Российской Федерации, и не предоставляет законодателю субъекта Российской Федерации право  наделять дополнительными полномочиями по представлению кандидатов на должности мировых судей органы и должностных лиц, чьи полномочия могут быть установлены лишь на федеральном уровне.

Как неоднократно указывали в своих решениях Конституционный Суд Российской Федерации, Верховный Суд Российской Федерации отсутствие в законодательстве субъекта Российской Федерации положения, содержащегося в федеральном законе, не является препятствием для прямого действия нормы федерального закона. Установление федерального законодателя, выполнение которого - безусловная обязанность соответствующих правоприменителей, не нуждается в подтверждении в законодательстве субъектов Российской Федерации. Тем самым отсутствие в нормативном акте субъекта Российской Федерации положения, воспроизводящего норму федерального акта, не означает его противоречие федеральному законодательству (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 9 июля 2002 года № 12-П, Определение Конституционного   Суда  Российской  Федерации   от  8 апреля  2003  года № 110-О),     Определение    Верховного  Суда  Российской   Федерации   от 29 сентября 2004 года № 11-ГО4-26).

Таким образом, Уставный Суд приходит к выводу, что положение абзаца первого пункта 1 статьи 7 Закона Калининградской области № 202 не противоречит требованиям федерального законодательства, и не находит оснований для признания оспариваемого положения не соответствующим Уставу (Основному Закону) Калининградской области.        

 

На основании изложенного и руководствуясь подпунктом 1 пункта 3 статьи 4, статьями 68, 69, 70, 71, 75,  83, 84, 85, 86 Уставного закона Калининградской области «Об Уставном Суде Калининградской области», Уставный Суд Калининградской области

 

ПОСТАНОВИЛ:

 

  1. Признать абзац первый пункта 1 статьи 7 Закона Калининградской области от 19 мая 2000 года № 202 «О порядке назначения и деятельности мировых судей в Калининградской области» (в редакции Закона Калининградской области от 21 октября  2015 года № 458) соответствующим Уставу (Основному Закону) Калининградской области.

 

  1. Настоящее Постановление окончательно и обжалованию не подлежит.

 

  1. Настоящее Постановление подлежит опубликованию в порядке, установленном законодательством Калининградской области.

 

 

 

Уставный Суд

Калининградской области

№  2 - П