236022, г. Калининград
ул. Комсомольская 31

тел: (4012) 956684
тел: (4012) 954261

Часть 1

УСТАВНЫЙ СУД КАЛИНИНГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ

И Н Ф О Р М А Ц И Я

о деятельности Уставного Суда Калининградской области за 2004 год

Раздел I. Обзор судебных решений Уставного Суда Калининградской области по вопросам законодательства Калининградской области, местного самоуправления, конституционных рав и свобод граждан.

В 2004 году в Уставный Суд Калининградской области поступило 10 обращений, рассмотрено 6 дел, вынесено 3 постановления, одно из которых по делу 2003 года, и 24 определения. В отношении 3 обращений приняты решения об отказе в принятии их к рассмотрению в связи с неподведомственностью дел Уставному Суду.

1. Постановление Уставного Суда от 4 февраля 2004 года № 1-П по делу о соответствии Уставу (Основному Закону) Калининградской области Закона Калининградской области от 30 апреля 2002 года № 139 «О внесении изменений в Закон Калининградской области «О статусе депутата представительного органа местного самоуправления Калининградской области» в связи с обращением гражданина Яковлева В.В.

Основные положения

Заявитель в своём обращении ставил вопрос о противоречии Уставу (Основному Закону) Калининградской области пункта 2 статьи 1 Закона Калининградской области от 30 апреля 2002 года N 139 «О внесении изменений в Закон Калининградской области «О статусе депутата представительного органа местного самоуправления Калининградской области».
Высказывая своё мнение по делу, Яковлев В.В. отмечал, что отмена положений, устанавливающих дополнительные гарантии трудовых прав работнику в связи с исполнением им полномочий депутата представительного органа местного самоуправления, нарушает его конституционные права человека и гражданина, в частности право на труд.
Отвечая на этот вопрос, Уставный Суд указал, что в статье 165 Трудового кодекса Российской Федерации перечислены случаи предоставления гарантий и компенсаций работникам. При этом перечень случаев предоставления гарантий не является исчерпывающим. Такие случаи могут быть предусмотрены как самим Трудовым кодексом Российской Федерации, так и иными федеральными законами. Однако ни Трудовой кодекс Российской Федерации, ни иные федеральные законы не определяют дополнительных трудовых гарантий работникам, избранным на выборные должности в органы местного самоуправления и не освобожденным от работы вследствие избрания.
Статья 22 Трудового кодекса Российской Федерации предоставляет работодателю право заключать, изменять и расторгать трудовые договоры с работниками в порядке и на условиях, которые установлены указанным Кодексом, иными федеральными законами. Из смысла этой статьи следует, что условия расторжения трудовых договоров не могут устанавливаться законами субъектов Российской Федерации.
Исключенные пунктом 2 статьи 1 вышеуказанного Закона абзацы 1, 2 статьи 17 Закона Калининградской области от 10 октября 1995 года N 23 «О статусе депутата представительного органа местного самоуправления Калининградской области» устанавливали гарантии трудовых прав депутатов представительного органа местного самоуправления, путем определения условий расторжения и изменения трудового договора, в связи с чем вступили в противоречие с федеральным законодательством.
Закон Калининградской области от 30 апреля 2002 года N 139 «О внесении изменений в Закон Калининградской области «О статусе депутата представительного органа местного самоуправления Калининградской области» привёл положения, содержащиеся в Законе Калининградской области от 10 октября 1995 года N 23 «О статусе депутата представительного органа местного самоуправления Калининградской области», в соответствие с нормами федерального законодательства.
В постановлении Уставного Суда подчёркивается, что пункт 2 статьи 1 Закона Калининградской области от 30 апреля 2002 года N 139 «О внесении изменений в Закон Калининградской области «О статусе депутата представительного органа местного самоуправления Калининградской области», содержащий норму, предусматривающую отмену (исключение) указанных положений, не создает пробела в правовом регулировании трудовых отношений депутата представительного органа местного самоуправления, не может рассматриваться как неправомерное ограничение конституционных прав этого лица, не затрагивает общеправовой статус личности и в полной мере соответствует положениям Устава (Основного Закона) Калининградской области.
Кроме этого, Уставный Суд в своём решении отметил, что оспариваемое заявителем положение указанного Закона также не может рассматриваться как нарушающее право населения области на местное самоуправление в целом или какие-либо принципы организации местного самоуправления.
Руководствуясь пунктом 3 статьи 53 Устава (Основного Закона) Калининградской области, подпунктом 1 пункта 3 статьи 4, пунктом 1 статьи 65, статьями 68, 69, 71, 75, 83, 84, 85, 86 Закона Калининградской области «Об Уставном Суде Калининградской области» Уставный Суд признал пункт 2 статьи 1 Закона Калининградской области от 30 апреля 2002 года N 139 «О внесении изменений в Закон Калининградской области «О статусе депутата представительного органа местного самоуправления Калининградской области» соответствующим Уставу (Основному Закону) Калининградской области.

2. Определение Уставного Суда Калининградской области от 21 апреля 2004 года № 4-О о прекращении производства по делу о соответствии Уставу (Основному Закону) Калининградской области пунктов 4, 5 статьи 18 Закона Калининградской области от 18 января 1996 года № 31 «Об основах местного самоуправления в Калининградской области» и пункта 2 статьи 36 Устава муниципального образования «Черняховский район».

Основные положения

В Уставный Суд 14 января 2004 года поступило обращение в форме запроса депутата Калининградской областной Думы Виноградова А.О. о соответствии Уставу (Основному Закону) Калининградской области пунктов 4, 5 статьи 18 Закона Калининградской области от 18 января 1996 года № 31 «Об основах местного самоуправления в Калининградской области» и пункта 2 статьи 36 Устава муниципального образования «Черняховский район».
Как указывал заявитель, согласно пункту 4 статьи 18 указанного Закона представительный орган местного самоуправления «считается правомочным для принятия решений, если в нём присутствует не менее двух третей от числа депутатов, избранных в данный представительный орган местного самоуправления».
В соответствии с пунктом 5 статьи 18 этого же Закона «решение собрания представительного органа местного самоуправления считается принятым, если за него проголосовало не менее половины от избранных депутатов».
Пункт 2 статьи 36 Устава определяет, что решения Совета об избрании председателя районного Совета, его заместителей, об образовании постоянных комиссий, об утверждении их председателей, руководителей других депутатских групп, об отзыве председателя районного Совета и его заместителей, о принятии отставки главы муниципального образования, об удовлетворении добровольного сложения полномочий депутатов районного Совета, об утверждении районного бюджета, планов и программ развития муниципального образования, об их изменении и исполнении, о принятии Устава муниципального образования и внесении в него изменений и дополнений, о принятии регламента Совета депутатов, об отмене ранее принятых Советом решений считается принятым, если за них проголосовало не менее половины от числа избранных депутатов.
По мнению Виноградова А.О., положения пунктов 4 и 5 статьи 18 Закона Калининградской области «Об основах местного самоуправления в Калининградской области» и пункта 2 статьи 36 Устава муниципального образования «Черняховский район» нарушают права граждан на осуществление местного самоуправления и противоречат Уставу (Основному Закону) Калининградской области, его статьям 1 (пункт 1), 5 (пункты 1 и 2), 58 (пункты 1 и 5).
25 марта 2004 года Калининградской областной Думой принят и 13 апреля 2004 года вступил в силу Закон Калининградской области «О внесении изменения в Закон Калининградской области «Об основах местного самоуправления в Калининградской области» в соответствии с которым пункты 4 и 5 статьи 18 Закона Калининградской области «Об основах местного самоуправления в Калининградской области» изложены в новой редакции:
«4. Представительный орган может осуществлять свои полномочия в случае избрания не менее двух третей от установленной численности депутатов.
5. Решение представительного органа считается принятым, если за него проголосовало более половины от установленной численности депутатов».
В связи с принятием Калининградской областной Думой Закона Калининградской области «О внесении изменения в Закон Калининградской области «Об основах местного самоуправления в Калининградской области» заявитель - депутат Калининградской областной Думы Виноградов А.О. отозвал в полном объёме своё обращение о соответствии Уставу (Основному Закону) Калининградской области пунктов 4, 5 статьи 18 Закона Калининградской области от 18 января 1996 года № 31 «Об основах местного самоуправления в Калининградской области» и пункта 2 статьи 36 Устава муниципального образования «Черняховский район».
Уставный Суд, руководствуясь статьёй 43, пунктом 3 статьи 51, подпунктами 3 и 4 статьи 65, статьями 68, 69, 71, 75 Закона Калининградской области «Об Уставном Суде Калининградской области» производство по делу прекратил.

3. Определение Уставного Суда Калининградской области от 31 мая 2004 года № 10-О об отказе в принятии к рассмотрению обращения заместителя председателя Калининградской областной Думы Дударева Михаила Сергеевича о несоответствии пункту 1 статьи 5 Устава (Основного Закона) Калининградской области пункта 1 статьи 3, пункта 2 статьи 8, пункта 2 статьи 16 Закона Калининградской области от 29 июля 1996 года № 61 «О государственной службе Калининградской области».

Основные положения

В Уставный Суд 2 апреля 2004 года поступило обращение в форме запроса заместителя председателя Калининградской областной Думы Дударева М.С. о несоответствии пункту 1 статьи 5 Устава (Основного закона) Калининградской области пункта 1 статьи 3, пункта 2 статьи 8, пункта 2 статьи 16 Закона Калининградской области от 29 июля 1996 года № 61 «О государственной службе Калининградской области», касающихся правового положения государственного служащего при ликвидации и реорганизации государственного органа.
В пункте 2 статьи 16 указанного Закона установлено, что если при увольнении или сокращении штатов государственного органа государственному служащему не предоставлена работа в соответствии с его профессией и квалификацией, государственный служащий остаётся в Реестре государственных служащих Калининградской области (с указанием «в резерве») с сохранением в течение года непрерывного стажа государственной службы. Согласно пункту 2 статьи 8 этого же Закона, сведения о государственных служащих, в том числе сведения о государственных служащих, включённых в резерв на выдвижение на вышестоящие государственные должности государственной службы Калининградской области, вносятся в Реестр государственных служащих Калининградской области.
По мнению заявителя, лица, уволенные при ликвидации и реорганизации государственного органа, внесённые в Реестр государственных служащих государственной службы Калининградской области, не исключённые из этого реестра, остаются государственными служащими, находящимися в резерве на назначение на государственные должности государственной службы Калининградской области.
В соответствии с пунктом 1 статьи 3 вышеуказанного Закона «государственным служащим Калининградской области является гражданин Российской Федерации, исполняющий в порядке, установленном настоящим Законом, обязанности по государственной должности государственной службы за денежное вознаграждение за счёт средств областного бюджета».
Сравнивая положения статей 3, 8, 16 Закона Калининградской области «О государственной службе Калининградской области», заявителем отмечалось, что, несмотря на то, что положения статей 8 и 16 наделяют лиц, уволенных с государственной службы при ликвидации и реорганизации государственного органа статусом государственного служащего, это не находит должного подтверждения в статье 3 указанного Закона. В результате этого, как полагал заявитель, нарушаются права государственных служащих, уволенных при ликвидации государственного органа или сокращения его штата и занесённых в Реестр государственных служащих Калининградской области с указанием «в резерве», защита и соблюдение которых предусмотрены пунктом 1 статьи 5 Устава (Основного Закона) Калининградской области. В обращении заявитель потребовал включить в число лиц, являющихся государственными служащими Калининградской области, также государственных служащих, лишившихся государственной должности при ликвидации и реорганизации государственного органа Калининградской области, занесённых в Реестр государственных служащих Калининградской области с указанием «в резерве».
В своём определении Уставный Суд указал на то, что в соответствии с пунктом 4 статьи 27 Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации», пунктом 3 статьи 53 Устава (Основного закона) Калининградской области, статьёй 4 Закона Калининградской области «Об Уставном Суде Калининградской области» определён исчерпывающий перечень вопросов, отнесённых к ведению Уставного Суда. Разрешение иных вопросов Уставному Суду неподведомственно.
Заявителем фактически ставился вопрос о внесении изменений и дополнений в действующую редакцию Закона Калининградской области «О государственной службе Калининградской области». Уставный Суд в определении указал, что в соответствии с подпунктом «б» пункта 2 статьи 20 Устава (Основного Закона) Калининградской области этот вопрос отнесён к компетенции законодательного (представительного) органа государственной власти Калининградской области - Калининградской областной Думы, в связи с чем, его рассмотрение неподведомственно Уставному Суду.
Излагая свою позицию по поставленному вопросу, Уставный Суд отметил, что имеется неопределённость понимания статуса лица, уволенного в связи с ликвидацией государственного органа или сокращением его штата, сведения о котором сохраняются в Реестре государственных служащих. Данная неопределённость связана с отсутствием нормативного правового акта Калининградской области, который регламентировал бы порядок ведения Реестра государственных служащих Калининградской области, а также правовое положение лиц, находящихся в этом Реестре, в том числе с указанием «в резерве». Необходимость наличия такого акта определена в пункте 2 статьи 8 Закона Калининградской области «О государственной службе Калининградской области».
Уставный Суд, руководствуясь подпунктом 1 пункта 3 статьи 4, статьёй 36, подпунктом 2 пункта 1 статьи 42 Закона Калининградской области «Об Уставном Суде Калининградской области» отказал в принятии к рассмотрению обращения заместителя председателя Калининградской областной Думы Дударева М.С. по вышеизложенным основаниям.

4. Определение Уставного Суда Калининградской области от 3 июня 2004 года № 11-О об отказе в принятии к рассмотрению обращения Гусевского районного Совета депутатов о соответствии статье 63 Устава (Основного Закона) Калининградской области статьи 52 Устава муниципального образования «Гусевский район».

Основные положения

В Уставный Суд 9 апреля 2004 года поступило обращение в форме запроса Гусевского районного Совета депутатов о соответствии Уставу (Основному Закону) Калининградской области статьи 53 Устава муниципального образования «Гусевский район» и возможности её применения для определения срока полномочий действующих депутатов Гусевского районного Совета и главы муниципального образования «Гусевский район».
В обращении заявителем ставился вопрос о проверке соответствия статьи 53 Устава муниципального образования «Гусевский район» Уставу (Основному Закону) Калининградской области и возможности её применения для определения срока полномочий представительного органа местного самоуправления и главы муниципального образования «Гусевский район». По мнению заявителя, внесённые в статью 53 изменения, несмотря на отсутствие их публикации на момент проведения выборов в 2000 году, должны действовать. В противном случае, по мнению заявителя, остаётся действовать предыдущая норма, нарушающая требование пункта 2 статьи 63 Устава (Основного Закона) Калининградской области (в редакции Закона Калининградской области от 12 апреля 2000 года № 188).
Рассматривая дело, Уставный Суд пришёл к выводу, что решение вопроса о возможности применения норм Устава муниципального образования «Гусевский район» для определения срока полномочий действующих депутатов представительного органа местного самоуправления и главы муниципального образования «Гусевский район» фактически является выбором нормы, подлежащей применению. Однако выбор нормы, подлежащей применению в конкретном случае, в том числе норм избирательного права, является прерогативой правоприменителя и не относится к компетенции Уставного Суда Калининградской области. В подтверждение своего вывода Уставный Суд сделал ссылку на правовую позицию Конституционного Суда Российской Федерации, выраженную в Постановлении от 30 апреля 1997 года № 7-П «вопросы решаются правоприменителем, выводы которого с точки зрения законности и обоснованности подлежат контролю судов общей юрисдикции».
В заключение Уставный Суд в определении указал, что он не вправе вмешиваться в компетенцию федеральных судов и мировых судей. При осуществлении уставного судопроизводства Уставный Суд должен воздерживаться от установления фактических обстоятельств во всех случаях, когда это входит в компетенцию других судов и иных органов.
Уставный Суд, руководствуясь подпунктом 4 пункта 3 статьи 4, пунктом 2 статьи 5, статьями 36, 37, пунктом 1 статьи 41, пунктом 2 статьи 42, пунктами 1, 2 статьи 75, статьями 83, 84 Закона Калининградской области «Об Уставном Суде Калининградской области» отказал в принятии обращения к рассмотрению.

5. Определение Уставного Суда Калининградской области от 6 июля 2004 года № 16-О о прекращении производства по делу о соответствии Уставу (Основному Закону) Калининградской области решения Ладушкинского городского Совета депутатов от 17 марта 2004 года № 171.

Основные положения


В Уставный Суд 6 апреля 2004 года поступило обращение в форме запроса главы администрации (мэра) муниципального образования «город Ладушкин» Дурнева Н.Ф. о соответствии решения Ладушкинского городского Совета депутатов № 171 от 17 марта 2004 года пункту 1 статьи 62 и пункту 2 статьи 63 Устава (Основного Закона) Калининградской области.
В указанном решении признавались:
- действующим на территории муниципального образования «город Ладушкин» на момент выборов в Ладушкинский городской Совет (5 ноября 2000 года) пункт 2 статьи 63 Устава (Основного Закона) Калининградской области, устанавливающей пятилетний срок полномочий представительных органов местного самоуправления, а проведение выборов в Ладушкинский городской Совет в 2004 году не соответствующим требованиям статьи 3 Закона Калининградской области № 28 от 13 декабря 1995 года «О выборах в представительные органы местного самоуправления Калининградской области» в редакции Закона Калининградской области № 146 от 23 сентября 1999 года;
- недействующей на момент проведения выборов мэра муниципального образования «город Ладушкин» (5 и 19 ноября 2000 года - первый и второй тур соответственно) часть 3 пункта 2 статьи 16 Устава муниципального образования «город Ладушкин» в редакции от 4 февраля 1997 года, установившей срок полномочий мэра города Ладушкина в четыре года, как противоречащей пункту 3 статьи 21 Устава (Основного Закона) Калининградской области, пункту 1 статьи 3 Закона Калининградской области № 161 от 7 декабря 1999 года «О выборах глав муниципальных образований и других выборных должностных лиц местного самоуправления Калининградской области» в редакции Закона Калининградской области № 201 от 29 мая 2000 года, а проведение выборов мэра муниципального образования «город Ладушкин» в 2004 году несоответствующим требованиям статьи 3 Закона Калининградской области № 262 от 9 июня 2003 года «О выборах глав муниципальных образований и других выборных должностных лиц местного самоуправления Калининградской области».
По мнению заявителя, Ладушкинский городской Совет депутатов превысил свои полномочия по принятию решения от 17 марта 2004 года № 171, поскольку решения о признании действующим на территории муниципальных образований положений законов субъектов Российской Федерации и тем более признании не соответствующим законодательству проведение выборов в органы местного самоуправления относятся к компетенции органов власти субъектов Российской Федерации.
В соответствии со статьёй 40, 41, 46 Закона Калининградской области «Об Уставном Суде Калининградской области» было проведено предварительное изучение данного обращения, обращение принято к рассмотрению и дело было назначено к слушанию.
22 апреля 2004 года прокурор Багратионовского района Калининградской области обратился с заявлением в Багратионовский районный суд Калининградской области о признании недействительным решения Ладушкинского городского Совета депутатов от 17 марта 2004 года № 171. Багратионовский районный суд Калининградской области удовлетворил заявление прокурора и признал решение противоречащим закону и недействующим.
Принимая во внимание, что акт, легитимность которого оспаривалась, утратил силу к началу рассмотрения Уставным Судом дела, Уставный Суд, руководствуясь подпунктом 3 статьи 65, статьями 68, 69, 71, 75 Закона Калининградской области «Об Уставном Суде Калининградской области» производство по делу прекратил.

6. Постановление Уставного Суда от 16 июля 2004 года № 2-П по делу о проверке соответствия Уставу (Основному Закону) Калининградской области положения части 1 статьи 29 Закона Калининградской области «О статусе депутата Калининградской областной Думы».

Основные положения

В Уставный Суд 22 июня 2004 года поступил запрос главы администрации (губернатора) Калининградской области Егорова В.Г. о проверке соответствия Уставу (Основному Закону) Калининградской области положения части 1 статьи 29 закона Калининградской области «О статусе депутата Калининградской областной Думы», согласно которому депутат в период своих полномочий, а также в течение одного года после их окончания не может быть по инициативе администрации уволен с работы на предприятии, в учреждении или организации без согласия областной Думы.
Отвечая на этот вопрос, Уставный Суд в своём решении отметил, что в соответствии с Конституцией Российской Федерации в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации находятся вопросы трудового законодательства и вопросы, устанавливающие общие принципы организации системы органов государственной власти. По данным вопросам издаются федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации.
Законом Калининградской области от 18 сентября 1995 года N 21 «О статусе депутата Калининградской областной Думы» определены основные гарантии депутатской деятельности, в том числе статьей 29 Закона установлены гарантии трудовых прав депутата областной Думы.
Исходя из смысла статьи 22 Трудового кодекса Российской Федерации, в ее взаимосвязи с положением части 2 статьи 6 этого же Закона, следует, что условия расторжения трудовых договоров не могут устанавливаться законами субъектов Российской Федерации.
Таким образом, положение части 1 статьи 29 Закона Калининградской области «О статусе депутата Калининградской областной Думы» противоречило указанным положениям Трудового кодекса Российской Федерации и в силу этого не соответствовало пункту 2 статьи 7 Устава (Основного Закона) Калининградской области.
В рамках производства по делу Уставный Суд исходил из того, что положение части 1 статьи 29 Закона Калининградской области «О статусе депутата Калининградской областной Думы» непосредственно связано с конституционными правами и свободами человека и гражданина в сфере труда, а также со статусом депутата представительного органа субъекта Российской Федерации, осуществлением им государственных функций и обязанностью органов государственной власти гарантировать условия для беспрепятственной и эффективной депутатской деятельности.
Из содержания оспариваемого положения части 1 статьи 29 Закона Калининградской области «О статусе депутата Калининградской областной Думы» следовало, что дополнительные гарантии трудовых прав депутатам, не предусмотренные для других работников, устанавливаются за счет ограничения законных прав работодателя.
Устанавливая гарантии трудовых прав, в том числе направленные против возможного произвольного увольнения работника-депутата, законодатель в силу пункта 2 статьи 7 Устава (Основного Закона) Калининградской области обязан руководствоваться Конституцией Российской Федерации и федеральными законами. В соответствии с положением статьи 55 Конституции Российской Федерации защита прав и свобод одних не должна приводить к умалению прав и свобод других, а возможные ограничения, преследующие конституционно-значимые цели, устанавливаются федеральным законом.
Учитывая правовую позицию Конституционного Суда Российской Федерации, выраженную им в Постановлении от 24 января 2002 года N 3-П, Уставный Суд разъяснил, что, устанавливая дополнительные гарантии для депутатов, осуществляющих свою деятельность без отрыва от основной деятельности, при увольнении по инициативе работодателя, областной законодатель должен обеспечивать баланс соответствующих конституционных прав и свобод, что составляет правовую основу справедливого согласования прав и интересов работников и работодателей как сторон в трудовом договоре и как участников социального партнерства.
Исходя из этого, Уставный Суд указал, что положение части 1 статьи 29 Закона Калининградской области «О статусе депутата Калининградской областной Думы», содержащее норму, регулирующую отношения работника, являющегося депутатом областной Думы, осуществляющим свою деятельность без отрыва от основной деятельности, и работодателя при увольнении, устанавливает условие расторжения трудового договора, не предусмотренное федеральным законодательством, нарушает баланс конституционных прав и свобод, социальные ценности, защищаемые и гарантируемые Уставом области в соответствии с Конституцией Российской Федерации, и противоречит положениям подпункта «в» пункта 1 статьи 2, пунктов 1, 2 статьи 5, пункта 1 статьи 6, пункта 2 статьи 7, части 1 статьи 67, части 1 статьи 78 Устава (Основного Закона) Калининградской области.
Руководствуясь пунктом 3 статьи 53 Устава (Основного Закона) Калининградской области, подпунктом 1 пункта 3 статьи 4, статьей 7, статьями 68, 69, 70, 71, 75, 83, 84, 85, 86 Закона Калининградской области «Об Уставном Суде Калининградской области» Уставный Суд признал положение части 1 статьи 29 Закона Калининградской области «О статусе депутата Калининградской областной Думы» не соответствующим Уставу (Основному Закону) Калининградской области.

7. Постановление Уставного Суда от 11 ноября 2004 года № 3-П по делу о соответствии Уставу (Основному Закону) Калининградской области положений решения городского Совета депутатов Калининграда от 17 декабря 2003 года № 478 «Об утверждении «Порядка приобретения и перехода прав на земельные участки, на которых расположены здания, строения, сооружения».

Основные положения

Заявитель - Калининградское региональное общественное движение «Правовая защита - социальная помощь» обратился в Уставный Суд, считая, что положения пунктов 2.2, 2.3 и 2.5 «Порядка приобретения и перехода прав на земельные участки, на которых расположены здания, строения, сооружения», утвержденного решением городского Совета депутатов Калининграда от 17 декабря 2003 года № 478, нарушали право гражданин на приобретение в собственность находящегося в его пользовании земельного участка в границах существующего домовладения и не соответствовали статьям 5 и 7 Устава (Основного Закона) Калининградской области.
Оспариваемая редакция пункта 2.5 Порядка утратила силу к началу рассмотрения дела в заседании Уставного Суда на основании решения городского Совета депутатов Калининграда от 6 октября 2004 года № 284.
Пунктами 1 и 2 статьи 5 Устава (Основного Закона) Калининградской области предусмотрено, что в области признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина в соответствии с Конституцией Российской Федерации, действующим федеральным законодательством и данным Уставом. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность всех органов государственной власти и органов местного самоуправления. Согласно пункту 2 статьи 7 Устава (Основного Закона) Калининградской области на территории области признается верховенство Конституции Российской Федерации и федеральных законов.
Деятельность органов местного самоуправления должна соответствовать Конституции Российской Федерации и основанным на ней нормативным правовым актам, в том числе Уставу (Основному Закону) Калининградской области.
Из вышеуказанных норм следует, что положения принимаемых органами местного самоуправления нормативных правовых актов не могут противоречить законодательству Российской Федерации, Уставу (Основному Закону) Калининградской области и должны отвечать интересам населения соответствующего муниципального образования.
Уставный Суд в своём постановлении отметил, что положения подпункта 2.2.2. пункта 2.2 Порядка противоречат требованиям действующего федерального законодательства, фактически понуждают граждан и юридических лиц к совершению сделок, обязанность заключения которых не предусмотрена нормами действующего законодательства, что является нарушением их прав. На основании вышеизложенного и в силу предусмотренного Уставом (Основным Законом) Калининградской области верховенства федеральных законов, положения подпункта 2.2.2 пункта 2.2 Порядка не соответствуют Уставу (Основному Закону) Калининградской области, его статье 5 (пункты 1 и 2), статье 7 (пункт 2), статье 58 (пункты 1 и 4).
Отсутствие в вышеуказанных положениях Порядка четко определенных сроков совершения уполномоченными органами местного самоуправления действий, предусмотренных пунктом 7 статьи 36 Земельного кодекса Российской Федерации, допускает двусмысленность в применении положений Порядка на практике.
Из конституционных принципов равенства и справедливости вытекает требование определенности, ясности, недвусмысленности правовой нормы, поскольку иное не может обеспечить ее единообразное применение и не исключает неограниченное усмотрение в правоприменительной практике.
Что касается положений подпунктов 2.3.1, 2.3.2., 2.3.3. и 2.3.4 пункта 2.3 Порядка, то, по мнению Уставного Суда, они не отвечают требованию определенности правовой нормы и создают условия для нарушения прав граждан и юридических лиц, в связи с чем противоречат Уставу (Основному Закону) Калининградской области, его статье 5 (пункты 1 и 2), статье 7 (пункт 2), статье 58 (пункты 1 и 4).
Руководствуясь пунктом 3 статьи 53 Устава (Основного Закона) Калининградской области, подпунктом 4 пункта 3 статьи 4, подпунктом 3 пункта 1 статьи 65, статьями 68, 69, 70, 71, 75, 83, 84, 85, 86 Закона Калининградской области «Об Уставном Суде Калининградской области», Уставный Суд Калининградской области:
1. Признал положения подпункта 2.2.2. пункта 2.2 «Порядка приобретения и перехода прав на земельные участки, на которых расположены здания, строения, сооружения», утвержденного решением городского Совета депутатов Калининграда от 17 декабря 2003 года № 478 не соответствующими Уставу (Основному Закону) Калининградской области:
- в части установления возможности предоставления земельных участков в постоянное (бессрочное) пользование гражданам и юридическим лицам, для которых данный режим использования земель не предусмотрен Земельным кодексом Российской Федерации;
- в части указания на необходимость заключения договора постоянного (бессрочного) пользования земельным участком или договора безвозмездной передачи в собственность земельного участка, а также в той мере, в какой они допускают возможность принятия постановления мэра города Калининграда о предоставлении земельного участка в собственность бесплатно или на праве постоянного (бессрочного) пользования по истечении двухнедельного срока со дня поступления заявления от граждан или юридических лиц, имеющих в соответствии с действующим законодательством право на предоставление земельных участков.
2. Признал взаимосвязанные положения подпунктов 2.3.1, 2.3.2, 2.3.3 и 2.3.4 пункта 2.3 «Порядка приобретения и перехода прав на земельные участки, на которых расположены здания, строения, сооружения», утвержденного решением городского Совета депутатов Калининграда от 17 декабря 2003 года № 478 не соответствующими Уставу (Основному Закону) Калининградской области поскольку указанные положения допускают возможность утверждения проекта границ земельного участка по истечении месячного срока со дня поступления в уполномоченный орган местного самоуправления заявления гражданина или юридического лица, а также возлагают на граждан и юридических лиц обязанности, не предусмотренные законодательством Российской Федерации.
3. Прекратил производство по делу в части пункта 2.5 «Порядка приобретения и перехода прав на земельные участки, на которых расположены здания, строения, сооружения», утвержденного решением городского Совета депутатов Калининграда от 17 декабря 2003 года № 478.

Во исполнение Постановления Уставного Суда от 11 ноября 2004 года № 3-П городской Совет депутатов Калининграда принял и опубликовал в газете «Гражданин» от 30.12.04-12.01.05, № 103/104 решение от 22 декабря 2004 года № 388 «О внесении изменений в «Порядок приобретения и перехода прав на земельные участки, на которых расположены здания, строения, сооружения», утвержденный решением городского Совета депутатов Калининграда от 17.12.2003 г. № 478». В соответствии с данным решением признаны недействующими:
- подпункт 2.2.2. пункта 2.2,
- пункт 2.3,
- подпункты 2.3.1., 2.3.2., 2.3.3., 2.3.4. пункта 2.3.
«Порядка приобретения и перехода прав на земельные участки, на которых расположены здания, строения, сооружения» утверждённого решением городского Совета депутатов Калининграда от 17.12.2003 г № 478 (в редакции решения городского Совета депутатов Калининграда от 06.10.2004 г. № 284).

8. Определение Уставного Суда от 19 ноября 2004 года № 22-О об отказе в принятии к рассмотрению обращения группы депутатов Совета депутатов Балтийского городского округа в части проверки соответствия Уставу (Основному Закону) Калининградской области пункта 5 статьи 33, пункта 2 статьи 47 Устава Балтийского городского округа, действовавших на 28 января 2001 года и о принятии к рассмотрению указанного обращения в части официального толкования пунктов 1 и 2 статьи 6 Устава (Основного Закона) Калининградской области.

Основные положения

В своём обращении заявители выдвинули требования к Уставному Суду признать пункт 5 статьи 33 и пункт 2 статьи 47 Устава Балтийского городского округа, определявших на момент избрания действующего Совета Балтийского городского округа срок полномочий избранных депутатов 4 года, не соответствующими пункту 2 статьи 63 Устава (Основного Закона) Калининградской области (в редакции Закона Калининградской области от 12 апреля 2000 года № 188), определявшего 5-летний срок полномочий депутатов.
По мнению заявителей, все правовые акты, принимаемые на территории области, должны соответствовать положениям Устава (Основного Закона) Калининградской области, который является основным правовым актом в системе нормативного регулирования, осуществляемого органами государственной власти с участием населения, органами местного самоуправления на территории области, обладает прямым действием и распространяется на всех граждан Российской Федерации, юридических и физических лиц. Учитывая неопределенность различного понимания требований норм, изложенных в пункте 2 статьи 63 Устава (Основного Закона) Калининградской области областной избирательной комиссией и Советом депутатов Балтийского городского округа, заявитель в своём обращении просит дать официальное толкование пунктов 1 и 2 статьи 6 Устава (Основного Закона) Калининградской области.
Как отметил в своём определении Уставный Суд, Законом Калининградской области от 13 февраля 2001 года №19 «О внесении изменений и дополнений в Устав (Основной Закон) и изменений в отдельные законы Калининградской области» из Устава (Основного Закона) Калининградской области исключен пункт 2 статьи 63 в редакции, устанавливающей срок полномочий представительного органа местного самоуправления 5 лет. Пункт 2 статьи 63 в действующей редакции Устава (Основного Закона) Калининградской области уже не устанавливает конкретных сроков полномочий представительного органа местного самоуправления.
В своем запросе заявители фактически поставили перед Уставным Судом вопрос о том, какая из указанных норм подлежит применению при определении срока их полномочий. Отвечая на этот вопрос, Уставный Суд указал, что выбор нормы, подлежащей применению в конкретном случае, в том числе норм избирательного права, является прерогативой правоприменителя и не относится к компетенции Уставного Суда Калининградской области.
Руководствуясь пунктом 2 статьи 4, статьей 36, пунктом 1 статьи 41, статьями 42, 47, 75, 79, 80, 83, 84 Закона Калининградской области «Об Уставном Суде Калининградской области», Уставный Суд отказал группе депутатов Совета депутатов Балтийского городского округа в принятии к рассмотрению обращения в части признания пункта 5 статьи 33 и пункта 2 статьи 47 Устава Балтийского городского округа, как не соответствующими пункту 2 статьи 63 Устава (Основного Закона) Калининградской области (в редакции Закона Калининградской области от 12 апреля 2000 года №188) на момент избрания действующего Совета депутатов Балтийского городского округа, и принял к рассмотрению обращение в части официального толкования положений пунктов 1 и 2 статьи 6 Устава (Основного Закона) Калининградской области. Дело об официальном толковании пунктов 1 и 2 статьи 6 Устава (Основного Закона) Калининградской области назначено к слушанию на 26 января 2005 года.